Нина Сланевская. Междисциплинарная Нейронаука
русский
английский

 

 

Нейроэкономика

Нейроэкономика (Neuroeconomics) - это междисциплинарная область нейронауки и экономики, которая изучает то, как мозг взаимодействует со своим внешним окружением, чтобы произвести экономическое поведение. Сканирование мозга может выявить нейробиологическую реакцию человека, которую человек не осознает или наоборот пытается сознательно подавить. Нейроэкономика дает дополнительную информацию, объясняющую отношение человека к определенным экономическим вопросам.

 

Критика “рационального выбора” на основе нейронаучных данных

Превалирующая теория рационального выбора в экономике (люди ведут себя рационально и логично, то есть, если они предпочитают А по отношению к Б, то они выберут обязательно А, которое им принесет большую экономическую выгоду) теперь подвергается все большей критике: люди не ведут себя строго последовательно, рациональность мышления не существует без эмоциональной составляющей, они не поступают исключительно сообразно экономической выгоде, так как моральный фактор всегда присутствует в большей или меньшей степени.
Колин Камерер (Colin Camerer) и коллеги различают два вида возможного вклада в экономику со стороны нейронауки: (1) постепенный и (2) радикальный (Camerer et al., 2005).
(1) При постепенном вкладе в экономику, нейронаука добавляет что-то новое к общепринятому в экономике (например к объяснению принятия решений) и предлагает эмпирическую основу для теоретического предположения “как если бы”. Например, нейроэкономисты, изучающие экономические параметры дурного пристрастия, подтверждают, что потребление наркотиков ограничивает удовольствие, которое можно получить от потребления других товаров и также информируют, что окружающие признаки или намек на предмет пристрастия вызывает неприятное болезненное стремление и увеличение потребности. Такого рода информация, полученная в результате нейронаучных экспериментов, может войти в стандартную экономическую теорию, использующую обычные инструменты.
(2) Представители радикального направления задают вопрос: “Как развивалась бы экономическая наука, если бы имела с самого начала нейронаучные данные о работе мозга при решении экономических вопросов? Не стала бы она развиваться совсем в другом направлении?”
Нейронаука показывает, что абсолютно новый набор определяющих факторов лежит в основе принятия решений (Camerer et al., 2005). Сначала обычно идет автоматическая обработка, которая происходит без осознания, и поэтому быстрее рационального выбора. Люди не имеют интроспективного доступа к этим процессам или волевого контроля над ними. Эти процессы развивались по ходу решения проблем эволюционной важности, поэтому желание следовать логическим закономерностям соответственно второстепенны по отношению к автоматическим процессам, и поэтому люди необязательно следуют нормативным аксиомам логического вывода и рационального выбора (Camerer et al., 2005). Кроме того, наше поведение находится под сильным влиянием аффективной (эмоциональной) системы. Когда эта система повреждена или не сбалансирована в результате повреждения или болезни мозга, стресса, измененного уровня нейротрансмиттеров, то логическая когнитивная система, даже если и не повреждена, а немного разбалансирована, не может нормально регулировать поведение.
Происходит все время взаимодействие между контролируемой когнитивной системой, аффективной системой и автоматической. Так как автоматические процессы регулируют поведение без вмешательства сознания, то мы склонны преувеличивать важность контроля, как считает Камерер (Camerer et al., 2005).

Итак, поведение – это результат взаимодействия всех четырех типов сочетаний:

  1. когнитивно-автоматического  (пример: говорим на родном языке),
  2. когнитивно-контролируемого  (пример: принимаем решение),
  3. аффективно-автоматического  (пример: испытываем жажду),
  4. аффективно-контролируемого  (пример: нарочно вспоминаем эмоцию – гнев, любовь и т.д., чтобы почувствовать еще раз; так делают актеры, чтобы сыграть правдоподобно).


Исследование Дамасио (Damasio) и коллег о принятии решений показало, что без аффективной базы происходит ухудшение принятия решений (Damasio, 2006; Bechara et al., 1994; Bechara, Damasio, Damasio, Lee, 1999).
Пациент, которому успешно удалили опухоль мозга (нормальный IQ сохранился), пришел на прием к Антонио Дамасио с новой проблемой (Damasio, 2006). До операции он был примерным семьянином, успешным менеджером в крупной фирме, а после операции жена ушла, из фирмы уволили, финансовые решения стали вызывать затруднения, и, кроме того, он ввязался в какую-то аферу и обанкротился. Если раньше на решение любой задачи требовались секунды, то теперь он перебирал в уме массу вариантов со всеми входящими параметры в течение несколько часов, а если и выбирал, то решение оказывалось в итоге неправильным. Дамасио удивило одно обстоятельство: пациент рассказывал о своих трагических событиях без всяких переживаний и эмоций, в отличие от Дамасио, который остро переживал за него во время его рассказа. Дамасио решил попробовать проверить своего пациента с помощью стандартного теста. К ладоням пациента подключили особые датчики, которые измеряют электропроводимость кожи (ладони обычно от эмоциональных переживаний начинают едва заметно потеть, а пот хорошо проводит ток, и датчики таким образом фиксируют эмоции), и одновременно пациенту стали показывать фотографии, которые обычно вызывают у людей сильные эмоции. Однако датчики на ладонях этого пациента показали, что он не испытывал никаких чувств, глядя на ужасные изображения на фотографиях. Антонио Дамасио выдвинул гипотезу о “соматических маркерах”: память организма на соответствующие изменения в организме из-за эмоций, вызванных жизненным опытом (страх, сожаление при потере, радость), помогает мгновенно выбрать правильное решение без участия когнитивной “вычислительной машины”, т.е. мозга c его рациональным мышлением. Этот бессознательный “соматический маркер” (сома = тело) с эмоциональным компонентом  помогает выбрать лучшее решение.

 

Риск и неопределенность с точки зрения нейроэкономики

При риске вероятность различных альтернативных исходов полностью известна, а при неопределенности – неизвестна. В эксперименте участники в первом случае (риск) вытягивали шар, заказанного цвета, из урны, которую видели и о содержании которой знали и поэтому могли предположить вероятность удачи и выигрыша. А во втором случае они вытягивали шар из урны, не зная, что находится в урне (неопределенность) (Chorvat et al., 2004). Сканирование проводилось с помощью позитронно-эмиссионной томографии. Этот эксперимент показал, что мозг работает не так, как говорится в доминирующей экономической теории о независимой оценке исхода и компенсаций (выплат). По отношению к рискованному выбору участники показали, что они не хотят рисковать, чтобы потерять выигрыш и предпочитают рисковать в области проигрышей (Chorvat et al., 2004). Что касается неопределенности, то все время наблюдалась нерасположенность к неопределенности.
Принятие решений при неопределенности осуществляется с помощью когнитивного глобального подхода, т.е. холистически (Cadet, 2008; Cadet, 2012). Принятие решения при риске и неопределенности происходит при сотрудничестве и конкуренции между аффектом и когнитивностью и между контролируемыми и автоматическими процессами.

Для объяснения решений по инвестициям финансовые теоретики предлагают два противоположных параметра – ожидаемая награда и ожидаемая потеря (Knutson, Bossaerts, 2007). Улучшенная технология сканирования мозга с хорошими возможностями временного и пространственного разрешения позволяет наблюдать изменения в нейронной активации перед принятием финансовых решений. Исследователи, использующие эти методы, выявляют роль вентрального стриатума при ожидаемой награде, однако роль инсулы, возможно, является более важной, так как связана с ожидаемым риском. Предшествующая нейронная активация в этих областях может быть использована для предсказания финансовых решений (Knutson, Bossaerts, 2007). При исследовании с помощью функционального магнитно-резонансного сканирования активность прилежащего ядра усиливалась перед принятием рискованных финансовых решений (Knutson et al., 2008). Предвкушение вознаграждения может увеличить активность прилежащего ядра. И даже намек на случайное, не имеющее к данному финансовому риску вознаграждение, может привести к решению рискнуть из-за увеличения активности прилежащего ядра, связанного со случайным предвкушением вознаграждения в другой области. Авторы использовали функциональную магнитно-резонансную томографию в ходе эксперимента и обнаружили, что участники эксперимента, увидев намек на вознаграждение (эротические картинки для 15 гетеросексуальных мужчин), были потом более склонны принять рискованное финансовое решение, не связанное никоим образом с этими предварительно показанными картинками. При этом наблюдалась повышенная активность прилежащего ядра. Активация инсулы связана с беспокойством и отрицательным предчувствием риска и потерь, а активация прилежащего ядра - с положительным. Предвкушающий аффект влияет на решение рискнуть независимо от его источника, когда обстоятельства неопределенны и стратегии изменяются.

 

Нейроморальность в экономической сфере: доверие, сотрудничество, взаимность, моральный гнев и наказание

В теоретической экономике особой популярностью пользуется теория игр. Под игрой понимается процесс, в котором участвуют две и более стороны, ведущие борьбу за реализацию своих интересов, т.е. к выигрышу, в зависимости от своего поведения и поведения других игроков. Теория игр используется для того, чтобы понять, какая стратегия поведения может привести к успеху. Теория игр имеет в основе следующие идеи: (1) игроки имеют точное понимание, что будут делать другие участники (баланс в игре); (2) игроки относятся без эмоций к тому, как много заработают другие игроки; (3) игроки планируют заранее; (4) игроки учатся на опыте (Camerer et al., 2005). Оказывается, все эти основные положения теории игр едва ли применимы к реальным людям в реальной жизненной ситуации, как показывает нейронаука.
Одной из наиболее популярных игр, используемой в нейроэкономике, является “игра в ультиматум”, у которой есть разнообразные версии. В основных чертах игра заключается в следующем: один игрок получает 10 долларов от экспериментатора и предлагает второму игроку часть суммы по своему усмотрению. Второй либо принимает эту часть от 10 долларов, либо отвергает. Если отвергает, то игра заканчивается, и оба ничего не получают. Согласно экономической теории тот, кто дает, будет стремиться дать как можно меньше, а тот, кто берет, будет брать любую сумму, чтобы хоть немного заработать. Однако результат никогда не бывает таковым. Первые дают, как правило, 40-50% от суммы, а вторые, если получают меньше 20%, то отвергают деньги вообще, и тогда оба партнера теряют деньги.
Интересно, что Камерер приводит пример реакции одного из участников, который играл как раз согласно экономической теории и был раздражен, что другие играли совсем не так, как он предполагал: они отвергали деньги в гневе на несправедливую сумму, и игра прерывалась (Camerer et al., 2005). Однако тот, кто пытался играть по правилам, предполагаемым в экономической теории, вел себя как больной аутизмом, а другие же - как большинство нормальных людей. Обычная эмоциональная реакция дающего, если он дает меньше половины, это чувство вины, а эмоциональная реакция берущего, если ему дают меньше 20%, это отвращение и гнев. О такой реакции в этой игре говорят все исследователи в нейронауке.
МакКейб (McCabe) и коллеги использовал фМРТ (fMRI), чтобы измерить активность мозга при играх в доверие, сотрудничество и наказание. Они обнаружили, что игроки, которые чаще кооперировались с другими, показали усиленную активацию в области BA 10 (считается, что BA 10 принадлежит к нейросети ТоМ) и в таламусе (часть эмоциональной лимбической системы). Игроки, которые кооперировались меньше, не показали систематической активации в этих областях (McCabe et al., 2001).
Сэнфей (Sanfey), который изучал участников “игры в ультиматум” с помощью фМРТ (fMRI), получил следующий интересный результат (Sanfey et al., 2003). Когда предложенная сумма была слишком маленькой и несправедливой (1 или 2 доллара из 10), то у отказывающихся принять активировались три области: дорсолатеральная префронтальная кора, передняя часть поясной извилины и кора инсулы. Дорсолатеральная кора участвует в планировании (участник как бы планировал взять вознаграждение). Передняя часть поясной извилины активируется при нахождении ошибки, или когда ожидаемое расходится с реальным. Инсула активируется, когда человек испытывает негативные чувства, такие как отвращение и боль. Уровень активации инсулы мог предсказать, что игрок, которому дают сумму, откажется, корреляция была 0.45. Можно сказать, что активация инсулы отражает отвращение к несправедливости и неравенству.

Интересно, что компании, которые выдают более высокие зарплаты работникам, получают от них гораздо больше прибыли благодаря их более добросовестному труду, хотя работник всегда имеет шанс отлынивать от работы. Возможно, это обусловлено эмоциональным отношением к работодателю и моральным мышлением. Сотрудники чувствуют себя морально обязанными отблагодарить работодателя добросовестным трудом. Тем временем в традиционной экономике продолжают оперировать с позиции рационального выбора. В поведенческой же экономике продолжает доминировать идея ограниченной рациональности, отсутствие воли и жадность. Нейроэкономические исследования показывают, что человек больше склонен к сотрудничеству и доверию, чем утверждает экономическая теория игр (Chorvat et al., 2004). Хорват (Chorvat) и коллеги отмечают, что многие люди ожидают, что другие тоже склонны к сотрудничеству и рассчитывают на это, и их ожидание оправдывается (Chorvat et al., 2004). Люди, которые сотрудничают и кооперируют свои усилия, часто получают больше прибыли, чем предсказала бы стандартная теория игр. Активация мозговых областей у несотрудничающих похожа на активацию областей мозга у тех, кто играет с компьютером. (Chorvat et al., 2004).
Нейроисследования выявили, что не только деньги и другие материальные ценности приносят удовлетворение человеку, но и нематериальные факторы: равенство, справедливое решение и справедливое наказание (Tabibnia, Lieberman, 2007). Справедливость и сотрудничество - взаимозависимые категории (Hegtvedt, Killian, 1999). Табибния (Tabibnia) и коллеги провели следующее исследование для оценки корреляции между справедливостью и получением материальной выгоды (Tabibnia, Satpute, Lieberman, 2008).


Тестирование экономических теорий с помощью нейронаучного метода


Нейроэкономика предлагает новую стратегию, как для тестирования существующих экономических моделей всех типов, так и для развития новых моделей с эмпирической нейронаучной основой. В экспериментах с “игрой в ультиматум” можно обнаружить, что люди ведут себя странно – отказываются от денег, если предложение несправедливое. Возможно, несправедливость активирует эмоции и другую нейронную сеть, и начинает работать другой нейрональный механизм по принятию решений. Такие исследования помогут объяснить и исправить неверные положения в экономической теории.
Нужно ли учитывать моральные ценности в экономике? Зак продемонстрировал предсказывающую силу разделяемых моральных ценностей в обществе. В 42 странах был задан вопрос: “Сказали бы вы, что большинству людей в вашей стране можно доверять?” Ответы варьировались – в Бразилии сказали “да” только 3%, а в Норвегии 65% (Zak, 2008). Зак создал формальную модель, которая предсказывала зависимость успешного экономического развития в стране от более высокого уровня доверия, где критериями были следующие факторы: большее применение контрактных обязательств, более тесные социальные связи, большее подобие людей (в доходе, языке, этнических корнях) и их более высокие доходы. Эти 4 фактора объясняют 76% атмосферы доверия в обществе. Страны с низким уровнем доверия имеют стагнацию или уменьшение доходов на душу населения, а в странах с высоким доверием – постоянный рост доходов (Zak, 2008). Нейрофизиологический стресс из-за жизни в нестабильном окружении препятствует выделению окситоцина (Zak, 2008: 267). Люди просто стараются выжить и типично ориентированы на себя и на настоящий момент, чем на разделение совместных ценностей, которые поддерживают кооперационное поведение и приносят экономическую выгоду. Зак напоминает, что раньше торговые отношения носили межличностный характер, и если обязательства не выполнялись, то с таким человеком отказывались сотрудничать (Zak, 2008). Теперь торговля и бизнес носят безличный характер, поэтому для контроля за выполнением обязательств используют государство, так как при безличном бизнесе типичны случаи обмана, воровства, желания “проехать” за чужой счет, попыток использовать общественные блага и чужой труд бесплатно. Однако ошибочно считать, что люди не имеют духовных и моральных ценностей и просто оценивают затраты и прибыль от действия, когда они принимают решения. Такое ошибочное понимание человеческой сути порождает неправильные законы, и Зак приводит следующий пример с Израилем. В Израиле ввели штраф для родителей, которые приходили забирать детей из детского сада позже назначенного времени. Наказание было равнозначно деньгам, т.е. штрафу, который должен был платить провинившийся. Родители должны были забирать ребенка не позднее 4 часов дня, иначе воспитателю приходилось сидеть и ждать после работы. Однако нововведение со штрафом привело к более частым нарушениям. Люди откупились от мук своей совести 3 долларами и стали делать так, как им удобно. Оказалось, что общественное порицание и моральный долг регулировали поведение людей гораздо эффективней, чем деньги. Закончилось все тем, что это нововведение отменили. Но родители продолжали опаздывать и гораздо чаще, чем перед нововведением (Zak, 2008). Моральный неписанный контракт был уже расторгнут.


(из Н.М. Сланевская «Мозг, мышление и общество», часть 2, Санкт-Петербург, Центр Междисциплинарной нейронауки, 2012)

Библиография

- Aharon, I., Etcoff, N., Ariely, D., Chabris, C. F., O’Connor, E., Breiter, H. C. (2001) “Beautiful Faces Have Variable Reward Value: fMRI and Behavioral Evidence” in Neuron, 32(3): 537-51.
- Andersen, R.A., Snyder, L.H., Bradley, D.C., Xing, J. (1997) “Multimodal Representation of Space in the Posterior parietal Cortex and Its Use in Planning Movements” in Annual Review of Neuroscience, 20: 303-330.
- Bechara, A., Antonio R. Damasio, Hanna Damasio, and Steven W. Anderson (1994) “Insensitivity to Future Consequences Following Damage to Human Prefrontal Cortex” in Cognition, 50(1-3): 7–15.
- Bechara, A., Damasio, H., Tranel, D., Damasio, A. (1997) “Deciding Advantageously Before Knowing the Advantageous Strategy” in Science, Vol. 275, No. 5304: 1293-1295.
- Bechara, A., Damasio, H., Damasio, A., Lee, G.P. (1999) “Different Contributions of the Human Amygdala and Ventromedial Prefrontal Cortex to Decision-Making” in Journal of Neuroscience, 19(13): 5473–81.
- Berridge, K.C. (1996) “Food Reward: Brain Substrates of Wanting and Liking” in Neuroscience and Biobehavioral Reviews, 20(1): 1–25.
- Breiter, H.C., Aharon, I., Kahneman, D., Dale, A., Shizgal, P. (2001) “Functional Imaging of Neural Responses to Expectancy and Experience of Monetary Gains and Losses” in Neuron, 30(2): 619–39.
- Cadet, B. (2008) “Globalization, Uncertainty and Decision Making: Cognition Also Matters” in Nina Slanevskaya (ed.) Systems, Structures and Agents Under Globalization: European and Russian Tendencies, St.Petersburg, Asterion, 2008: 1-24.
- Cadet, B. (2012) “Emotions, rationalites et decisions. Elements d’une revolution epistemologique”.
- Camerer, C., Loewenstein, G., Prelec, D. (2005) “Neuroeconomics: How Neuroscience Can Inform Economics” in Journal of Economic Literature, Vol. XLIII: 9-64.
- Chorvat, T., McCabe, K., Smith, V. (2004 ) “Law and Neuroeconomics” in George Mason University, School of Law, Law and Economics working paper series, Social Science Research Network Electronic Paper Collection.
- Coase, R. (1960) “The Problem of Social Cost” in Journal of Law and Economics, Vol. 3:1-14.
- Damasio, A. (2006) Descartes’ Error. Emotion, Reason and the Human Brain, London, Vintage Books.
- Delgado, M.R., Frank, R.H., Phelps, E.A. (2005) “Perceptions of Moral Character Modulate the Neural Systems of Reward during the Trust Game” in Nature Neuroscience, Vol. 8, No 11, 2005: 1611-1618.
- Elbert, T., Pantev, C., Wienbruch, C., Rockstroh, B., Taub, E. (1995) “Increased Cortical Representation of the Fingers of the Left Hand in String Players” in Science, 270(5234): 305-07.
- Fried, I. (1998) “Technical Comment: The Hippocampus and Human Navigation” in Science, 282(5397): 2151.
- Glimcher, P.W., Rustichini, A. (2004) “Neuroeconomics: The Consilience of Brain and Decision. Review” in Science, Vol. 306: 447-452.
- Gonzalez, R., Loewenstein, G. (2004) “Effects of Circadian Rhythm on Cooperation in an Experimental Game” Working Paper, http://ssrn.com/abstract=485442, взято 01.02.2012.
- Hegtvedt, K.A., Killian, C. (1999) “Fairness and Emotions: Reaction to the Process and Outcomes of Negotiations” in Social Forces, 78: 269-303.
- Knutson, B., Bhanji, J.P., Cooney, R.E., Atlas, L.Y., Gotlib, I.H. (2008) “Neural Responses to Monetary Incentives in Major Depression” in Biological Psychiatry, 63: 686-692.
- Knutson, B., Wimmer, G.E., Kuhnen, C.M., Winkielman, P. (2008) “Nucleus Accumbens Activation Mediates the Influence of Reward Cues on Financial Risk Taking” in NeuroReport, 19: 509-513.
- Knutson, B., Bossaerts, P. (2007) “Neural Antecedents of Financial Decisions” in The Journal of Neuroscience, 27(31): 8174-8177.
- Libet, B. (1985) “Unconscious Cerebral Initiative and the Role of Conscious Will in Voluntary Action” in Behaviour and Brain Sciences, 8(4): 529-566.
- McCabe, K. (2003) “Reciprocity and Social Order: What Do Experiments Tell Us About the Failure of Economic Growth?” in Forum Series on the Role of Institutions in Promoting Economic Growth, George Mason University.
- McCabe, K., Houser, D., Ryan, L., Smith, V. L., Trouard, T. (2001) “A Functional Imaging Study of Cooperation in Two-Person Reciprocal Exchange” in Proceedings of the National Academy of Sciences, USA, 98(20): 11832-35.
- Newsome, W.T., Britten, K.H., Movshon, J.A. (1989) “Neuronal Correlates of a Perceptual Decision” in Nature, 341, 52-54.
- Newsome, W.T., Britten, K.H., Salzman, C.D., Movshon, J.A. (1990) “Neuronal Mechanisms of Motion Perception” in Cold Spring Harbor Symp. Quant. Biol., Vol. 55: 697-705.
- Sanfey, A.G., Rilling, J.K., Aaronson, J.A., Nystrom, L.E., Cohen, J.D. (2003) “The Neural Basis of Economic Decision-Making in the Ultimatum Game” in Science, 300(5626): 1755-58.
Sanfey, A., Cohen, J. (2004) “Is Knowing Always Feeling?” in PNAS, Vol. 101, No. 48: 16709-16710.
- Shadlen, M.N., Britten, K.H., Newsome, W.T., Movshon, J.A. (1996) “A Computational Analysis of the Relationship between Neuronal and Behavioral Responses to Visual Motion” in Journal of Neuroscience, 16, 1486-1510.
- Shiv, B., Fedorikhin, A. (1999) “Heart and Mind in Conflict: The Interplay of Affect and Cognition in Consumer Decision Making” in Journal of Consumer Research, 26(3): 278–92.
- Singer, T., Kiebel, S., Winston, J., Dolan, R.J., Frith, C.D. (2004c) “Brain Responses to the Acquired Moral Status of Faces” in Neuron, 41(4): 653-62.
- Tabibnia, G., Lieberman, M. (2007) “Fairness and Cooperation are Rewarding. Evidence from Social Cognitive Neuroscience” in Annals of the New York Academy of Sciences, 1118: 90-101.
- Tabibnia, G., Satpute, AS., Lieberman, M. (2008) The Sunny Side of Fairness. Preference for Fairness Activates Reward Circuitry (and Disregarding Unfairness Activates Self-control Circuitry” in Psychological Science, Vol. 19: 339-347.
- Tancredi, L. (2005) Hardwired Behavior: What Neuroscience Reveals about Morality, Cambridge University Press.
- Wegner, D.M., Wheatley, T. (1999) “Apparent Mental Causation. Sources of the Experience of Will” in American Psychologist, 54(7): 480-492.
- Zak, P., Kurzban, R., Matzner, W. (2003) “Oxytocin Is Associated With Interpersonal Trust In Humans” in Working Paper, Claremont Graduate School Department of Economics.
- Zak, P.J., Kurzban, R., Matzner, W. (2005) “Oxytocin Is Associated With Human Trustworthiness” in Hormones and Behavior, 48: 522-527.
- Zak, P.J. (2008) “Values and Value” in Paul J. Zak (ed.) Moral Markets. The Critical Role of Values in the Economy, Princeton University Press, Princeton and Oxford: 259-279.


 

Нина Сланевская. Междисциплинарная Нейронаука
 

| ©2009 Н.М.Сланевская I