САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ЦЕНТР МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОЙ НЕЙРОНАУКИ
русский
английский
Статьи (in .pdf)

Creative Thinking and Social Factors in "Brain, Mind and Social Factors" by N. Slanevskaya, 2014 (на английском)

Н.Сланевская "Нейронаука о творческом процессе" на сайте ИНИОНа и напечатана в Россия: тенденции и перспективы развития, ежегодник, выпуск 5, часть II, Пивоваров Ю.С. (отв. ред.) и др., Москва, ИНИОН РАН, 2010, стр. 747-754 (на русском)  

“Creative brain” by Nina Slanevskaya in "Encyclopedia of Creativity, Invention, Innovation and Entrepreneurship", ed. Elias G. Carayannis,  2024 pages, Springer, 2013, pp 271-275 (на английском)

Нейронаука о творческом мышлении в "Мозг, мышление и общество ", часть 1, Н.М.Сланевская, 2012 (на русском)

Чиксентмихайи и Бехтерева о творческом процессе в "Мозг, мышление и общество " , часть 1, Н.М.Сланевская, 2012 (на русском).

Творчество в школе в "Мозг, мышление и общество " , часть 2, Н.М.Сланевская, 2012 (на русском).

Творческий процесс и здоровье

Развитие творческого потенциала населения необходимо для (1) экономического процветания страны, (2) психического здоровья населения через самоудовлетворение от реализации своих творческих сил, (3) для лечения болезней. Творчество, как процесс, дает участнику ощущение полноты жизни. Волнение и возбуждение художника за мольбертом, ученого в лаборатории близко к полному человеческому выражению того, что мы хотим получить от жизни. Находясь в "творческом потоке", человек полностью растворяется в том, что делает, не замечая окружающего и даже не чувствуя счастья, но вдохновенный и увлеченный процесс и есть его счастье. Чем больше он находится в потоке ежедневно, тем больше счастья он испытывает в конечном счете. Творчество необходимо как средство для поддержания нормальной работы мозга. Мозг освобождает себя от решения простых задач, позволяя решать их машинально, но нуждается в творческой деятельности, чтобы иметь полноценное функционирование и развитие. Эта потребность мозга должна быть удовлетворена для сохранения его работоспособности. Отсюда мы можем сделать вывод, что обучение искусствам в школе или использование своих творческих сил являются способами самоудовлетворения мозга и психики человека и способствуют социальной стабильности. Мозг получает необходимые для себя задачи, и человек может испытать потоковое состояние. Такое творческое потоковое состояние, очевидно, реорганизует работу мозга. Некоторые нейроученые подчеркивают способность творческого процесса влиять на самочувствие больного и используют творчество в качестве средства для лечения без использования лекарств или в дополнении к традиционному лечению. Пациентов учат создавать самолечащие ментальные образы в соответствии с болезнью пациента. Больному объясняют болезненные изменения в его организме, и как должен работать организм в нормальном состоянии, и пациент начинает себя лечить через воображение и творческое преобразование. Чаще всего это происходит с помощью искусства – арт-терапии. Творчество – это отражение ментального состояния, а искусство имеет универсальный язык. Именно поэтому лечение через творческий процесс в живописи, лепке и т.д. кажется более доступным и универсальным. Анализируя работу пациента, врач может понять без словесного объяснения проблему ментального и эмоционального состояния пациента. Предложив материал для работы, поставив задачу символически изобразить свою проблему и ее решение, врач может скорректировать само ментальное состояние.

Н.М. Сланевская: "Возможно, что механизм лечебного влияния арт-терапии или любого другого творчества можно объяснить по аналогии, основываясь на теории Бехтеревой. Согласно Бехтеревой при хроническом заболевании мозга развивается УПС (устойчивое патологическое состояние) мозга – новый гомеостаз, но уже не здорового, а больного мозга, который удерживает в больном состоянии мозг и является адаптационным состоянием к среде больного организма. Причем Бехтерева выделяет три основных фактора: (1) общую реорганизацию состояния и взаимодействия мозговых (и организменных) систем, (2) дальнейшее поддержание этой реорганизации по существу теми же реакциями организма, которые ранее удерживали гомеостаз здоровья, причем (3) поддержание реорганизации на основе сформированной матрицы долгосрочной памяти (Бехтерева,2008). Сформулируем свое объяснение влияния арт-терапии или просто творчества на здоровье человека следующим образом:
При повторяющихся занятиях арт-терапией или другим творчеством с повторяемым "потоковым состоянием" развивается УТС (устойчивое творческое состояние мозга) – новый гомеостаз, который удерживает человека в состоянии творческого энтузиазма, отвлекая от проблем со здоровьем и психикой и адаптируя функции мозга к задачам творческого самовыражения с соответствующей нейрохимией и волновым ритмом мозга. Происходит общая реорганизация работы мозга, которая поддерживается теми же реакциями организма, которые ранее удерживали гомеостаз болезни, и происходит это на основе сформированной матрицы долгосрочной памяти. Устойчивое творческое состояние изменяет состояние мозга и нейрохимию. Таким образом УПС переходит в УТС и в этом заключается целебный эффект творчества, и арт-терапии в частности" (Сланевская, 2012: 288-289)

Библиография
- Бехтерева, Н.П. (2008) Магия мозга и лабиринты жизни, Москва-С.Петербург, Сова.
- Сланевская, Н.М. (2012) Мозг, мышление и общество», часть 1, Санкт-Петербург, Центр Междисциплинарной нейронауки.

Креативность и социальные факторы

Творчество происходит во взаимодействии между человеческими мыслями и социокультурным контекстом. Это, скорее, системное, чем индивидуальное явление. Идея должна зародиться, должна быть понята окружающими, должна быть оценена соответствующими экспертами в этой области (должны существовать такие эксперты, которые порекомендуют включить открытие впрограмму обучения в школе или университете, и образование в таких учебных заведениях должно поддерживаться на должном уровне). Творческий человек должен иметь определенные навыки и знания, достаточные в этой области (хорошее и всем доступное среднее и высшее образование и всеохватывающая система художественных и музыкальных творческих групп), уметь делать критический выбор правильного варианта (развитие аналитического и критического мышления в системе образования), иметь творческое озарение и длительное концентрированное внимание на предмете творчества (не думать о бытовых проблемах и не беспокоиться о выживании и заработке). Должен быть достаточный уровень развития производства в стране для внедрения изобретения (должны существовать покупатели творческой идеи или произведения искусства). Короче говоря, нужны соответствующие социальные условия. Интересно рассмотреть спор Фуко (Foucault) с Хомским (Chomsky) о влиянии социокультурной обстановки и способностичеловека творить нечто новое (Фуко, 2002). Фуко считает, что человек всегда попадает в какие-то рамки понимания данного вопроса, которые существуют в определенную эпоху. Человек мыслит в пределах этих рамок. Общество или эпоха накладывает пределы на его мышление в результате навязанного дискурса в обществе или общепринятого в науке или искусстве или в бытовой жизни (Фуко, 2002). Соответственно, он и творит в пределах этих рамок. Хомский (Chomsky) же считает, что у человека есть определенные врожденные когнитивные способности. Если бы унего не были заложены от природы эти способности, то он не смог бы освоить, например, язык со всеми грамматическими категориями в возрасте двух-трех лет и не смог бы творить из них речь (Фуко, 2002). Хомский предполагает, что из имеющихся блоков-способностей, заложенных природой, человек может творить, что угодно, и он ограничен только наличием этих блоков, которые дает природа всем людям.
Если смотреть на рисунок, то можно сказать, что если Фуко мыслит большими геометрическими фигурами: большой треугольник, большой квадрат, большой круг, что соответствует социокультурной обстановке в обществе, а маленькие фигурки – это результаты творения, то Хомский говорит о маленьких фигурках внутри соответствующих больших, как о результатах творения, которые ограниченны большими геометрическими фигурами, представляющих из себя способности-блоки, данные от природы.

Нейроученый Бехтерева обращает внимание на создание нужной социально-эмоциональной обстановки для развития творческой инициативы: "Если бы люди были здоровы и, скажем так, оказывались бы менее часто подавлены или перевозбуждены домашними, национальными, государственными и глобальными проблемами, творческий потенциал человечества значительно увеличился бы", "кстати, фактором, наиболее часто и существенно влияющим на состояние мозга здорового человека, являются эмоции"(Бехтерева, 2008:183). В оптимальных условиях эмоции обеспечиваются небольшим количеством мозговых зон, и именно там происходит сдвиг сверхмедленных процессов, меняющих свойства этих зон. Если эмоции очень интенсивные или длительные, то сверхмедленные физиологические процессы распространяются на большие области мозга, и творчество затруднено или наблюдается вопреки обстоятельствам (Бехтерева, 2008).

Библиография
- Бехтерева, Н.П. (2008) Магия мозга и лабиринты жизни, Москва-С.Петербург, Сова.
Фуко, М. (2002) “О природе человека. Справедливость против власти. Беседа Хомского с - Фуко” в Интеллектуалы и власть: Избранные политические статьи, выступления и интервью, часть 1, Москва, Праксис.

(из Н.М. Сланевская «Мозг, мышление и общество», часть 2, Санкт-Петербург, Центр Междисциплинарной нейронауки, 2012)

 

Нейронаучные исследования творческого мышления

Вопросы, которые ждут ответа от нейроученых, примерно следующие:
Каковы свойства творческого мозга? Как проходит творческий процесс в мозге? Каково влияние творческого процесса в мозге на сам мозг? Каково влияние творческого процесса на здоровье человека? Как можно помочь мозгу быть творческим?
Прежде чем отвечать на эти вопросы надо выбрать объект для изучения. А для этого мы должны понять, кого мы будет считать творческой личностью? Каковы критерии для понятия “творческая личность”?
Как только мы задаем этот вопрос, то вспоминаем классификацию Чиксентмихайи на три типа креативных людей, которую следует учитывать при изучении работы мозга при творческом процессе:
- Первый тип подразумевает скорее блестящий ум – красиво и умно говорит, имеет оригинальные высказывания, приятный собеседник. Однако такой человек, вероятно, ничего выдающегося не создаст для человечества;
- Второй тип можно назвать креативностью, не выходящей за рамки личности, то есть это человек, чьё восприятие свежо и суждения проникают в суть дела. Он делает важные открытия для себя, и только он и окружающие его люди знают об его креативности. Его креативность не становится предметом культуры человечества;
- Третий тип можно назвать креативностью с большой буквы. Эта креативность изменяет культуру человечества, переворачивает представление о нашем мире и становится публичной. К этому типу относятся великие ученые, писатели и т.д. (Csikszentmihalyi, 1997).
Заполучить третью группу “Креативность с большой буквы” для исследования, весьма проблематично. И еще сложнее сканировать их мозг в момент озарения. Поэтому исследуются в основном студенты, которые более или менее оригинально мыслят согласно тесту на дивергентное мышление и оригинально решают творческие задачи в лабораторных условиях. Здесь возникает проблема выбора критерия для самих тестов, которые будут определять нестандартность мышления. И всегда ли именно нестандартность мышления ведет к крупному открытию? Ведь талантливый ученый может сказать, что результат его открытия не заключается в необычном нестандартном мышлении, а заключается в кропотливом труде. Возможно, он вообще плохо выполнит тест на нестандартность мышления, так как тесты обычно имеют вербальные задания, что скорее подходит к 1-ому типу креативности. В общем, кроме неуловимости самого творческого процесса в мозге, проблема еще и в критериях тестов и в критериях определения творческой личности. И только потом идет проблема изучения самого мозга при творческом процессе, и здесь нас поджидает эпистемологическая загадка: как узнать, что то, как мы изучаем, действительно правильный способ для изучения творческого процесса?

Современные исследования творчества идут в следующих направлениях:
(1) анатомическое состояние мозга, толщина коры, важность какой-то отдельной структуры;
(2) особая нейрохимия мозга, природная и приобретенная,;
(3) генетическая предрасположенность, где гениальность как своего рода аномалия мозга;
(4) функциональные связи нейросетей мозга, где старые установленные связи трактуются в рамках накопления опыта, а озарение - как вмешательство новых ассоциативных связей, т.е. образование “ошалелого” пути между нейросетями и структурами либо от утомленности, либо под впечатлением от необычной красоты природы или чего-то другого необычного, что потрясает человека, изменяя нейрохимию мозга и обычные нейросвязи.

Мозг вещь материальная, однако, сознание не материально. Творческий процесс, озарение проходят в нашем сознании.
Считаем ли мы, что (1) сознание - это следствие работы нейронов или, что (2) работа нейронов - следствие нашего сознания?
Мнения нейроученых на этот счет разделяются. Если мы примем вторую точку зрения, то возникает серьезный вопрос, который изменит эпистемологический подход в корне. К чему же тогда привязать нейронаучное исследование творчества, если работа нейронов зависит и организуется сознанием? И что такое сознание? Если сознание нематериально, и мы не знаем его природу, то как, вообще, изучать творческий процесс через изучение нейронов? Ведь все исследования мозга при творческом процессе никогда не дадут правильного результата, потому что эпистемологический подход неправилен. А эпистемологический подход опирается на онтологию. И опять мы возвращаемся к вопросу: это мозг вырабатывает сознание или мозг - это биологический инструмент, который улавливает нематериальное сознание вне нашего мозга? Только после того, как мы ответим на вопрос онтологии и эпистемологии, мы сможем выбирать методы и изучать интересующий нас вопрос в стройной логичной системе. Таким образом, оценка правильности выбранной эпистемологии (можно ли доверят тому способу, с помощью которого мы изучаем) будет зависеть от онтологической платформы на мозг и сознание (существует ли сознание в мозге или вне мозга, и порождается ли сознание работой нейронов или сознание активирует нейроны?) В нейронаучной литературе мы редко увидим четко высказанную позицию на эпистемологию сознания и мозга при изучении творческого процесса. Этот вопрос замалчивается, и изучается просто мозг тех, которые быстро соображают и дают оригинальные решения. Следовательно, мы можем сразу поставить под сомнение истинность выводов нейроученых о творческом процессе.

Нейроученые изучают творчество в доступной форме на данном этапе развития науки, то есть изучают материальный мозг и корреляцию между психическим процессом творчества и активацией материальных нейронов. Такое изучение приносит свою пользу даже при шаткости онтологической платформы нейроученого. Во-первых, изучается все более углубленно сам мозг и его работа в разных условиях. Во-вторых, исследуется воздействие творческого процесса на всю работу мозга и здоровье человека. В-третьих, приходит понимание об организующей власти мышления над нейронами (арт-терапия). В-четвертых, в любом случае, никто не будет отрицать взаимодействия между мозгом и сознанием вне зависимости от онтологической позиции, поэтому изучение такой взаимосвязи важно для всех спорящих лагерей нейроученых, хотя неправильная онтологическая позиция уводит от правильной постановки задачи исследования и методов.

Дитрих настаивает на возможности изучения творческого процесса с помощью сканирования определенных структур мозга в процессе творчества (Dietrich, 2004). Юнг уверен в противоположном: сколько бы ни изучали, никогда нельзя будет локализовать творческий процесс ни в правом, ни в левом полушарии мозга (Jung et al., 2009a; Jung et al., 2009b). Результаты будут зависеть от лабораторных заданий, при которых измеряется креативность, от качества тестов на креативность (дивергентных тестов недостаточно), самих участников исследования в лабораторных условиях и даже методологического подхода: структурный или функциональный. Юнг не упоминает о проблеме мозг-сознание и какую группу творческих людей он, собственно, изучал: (1) “скорее умные, чем творческие”, (2) “креативность, не выходящая за рамки личности”, (3) “креативность с большой буквы, изменяющая общественную культуру”.
Бехтерева, например, изучала креативность на вербальных тестах (Бехтерева, 2008), что скорее подразумевает исследование мозга творческих людей первого типа, однако выводы относятся к обобщенному пониманию креативности. Кузевски ищет объяснение креативности в генетической наследственности, в нейромодуляторе и нейромедиаторе допамине (Kuszewski, 2009), хотя практика показывает, что дети гениев никогда не становились гениями по наследству. И никто не подсчитывал процентное соотношение гениев с сумасшедшими родственниками и гениев без сумасшедших родственников. Кроме того, сверхмедленные физиологические сдвиги по Бехтеревой вызывают нейрохимическую перестройку мозга (Бехтерева, 2008), а значит, и нейрохимическая допаминовая выработка может измениться в мозгу. Если творчество по Бехтеревой – естественная потребность мозга, то это должно быть заложено в генах у каждого. Генетическая экспрессия, как правило, зависит от обстоятельств. Следовательно, все-таки для творчества не генетическая наследственность важна, а социальные условия для выражения  “творческих генов”, присутствующих у каждого.
Обучение регулированию нейробиоритмами с помощью специальных технологий в экспериментах Грузельера и коллег улучшает результаты у тех, которые не могут выразить свой творческий потенциал из-за боязни аудитории, нервозной обстановки (Gruzelier, Egner, 2004). Но среди медитирующих буддистов, которые мастерски владеют техникой изменения мозговых волн, не так уж много гениальных творцов по третьему типу креативности. Медитация, возможно, помогает гению, но не создает гения.
Что касается объяснения креативных возможностей с помощью толщины коры или NAA Юнгом (Jung), то оно призналось бы ошибочным нейроучеными-нематериалистами, так как именно мыслительная деятельность изменяет толщину коры и количество химических веществ в результате творческой работы, а не толщина коры определяет творческие возможности. Например, сканирование и тесты показывают, что учеба или медитация физически изменяют структуру нейронов в мозгу и нейрохимию мозга.
Системный подход Дамасио охватывает химическую взаимосвязь в организме человека и может помочь понять важность эмоционального состояния для мыслительной деятельности и творческого процесса (Damasio, 2006). Бехтерева также привлекает внимание к взаимосвязи эмоционального состояния и творческого процесса, но указывает, что творческое состояние имеет свои собственные эмоции, непохожие на все другие эмоции.

Библиография
- Бехтерева, Н.П. (2008) Магия мозга и лабиринты жизни, Москва - С.Петербург, Сова.
- Csikszentmihalyi, M. (1997) Creativity: Flow and the Psychology of Discovery and Invention, New York, Harper Perennial
- Damasio, A. (2006) Descartes’ Error, London, Vintage.
- Dietrich, A. (2004) “The Cognitive Neuroscience of Creativity” in Psychonomic Bulletin & Review, Psychonomic Society.
- Gruzelier, J., Egner, T. (2004) “Physiological Self-regulation: Biofeedback and Neurofeedback” (Chapter 11) in A. Williamon (ed.) Musical Excellence: Strategies and Techniques to Enhance Performance, Oxford University Press: 197-219.
- Jung, R. et al. (2009b) “Biochemical Support for the ‘Threshold’ Theory of Creativity: A Magnetic Resonance Spectroscopy Study” in The Journal of Neuroscience, 29(16): 5319-5325.
-  Jung, R.E., Segall, J.M., Bockholt, H.J., Flores, R.A., Smith, S.M., Chavez, R.S.,  Haier, R.J. (2009a) “Neuroanatomy of Creativity” in Human Brain Mapping, published online in Wiley InterScience, www.interscience.wiley.com
- Kuszewski, A. (2009)“The Genetics of Creativity: a Serendipitous Assemblage of Madness”, in Método Working Paper No 58, Método Foundation, March, 1, 2009.
(Из книги Н.М. Сланевской "Мозг, мышление и общество", 1 часть, Санкт-Петербург, Центр Междисциплинарной Нейронауки, 2012)

Области творчества (щелкните по картинке для увеличения)

Эти четыре типы творческого мышления не существуют в чистом виде и такое деление условно для творчества, так как человек мыслит как эмоционально, так и рационально, но что-то Creativityпреобладает в творческом процессе и дает разное нейроанатомическое объяснение. Эмоциональное состояние требует свои нейронные сети (например участие лимбической системы), а когнитивное - свои (больше работает префронтальная часть коры головного мозга, связанная с рабочей памятью). Эмоциональная область универсальна, любой может понять то, что выражает поэт или художник через свое творчество. Когнитивная область, как физика или математика, требует специфических знаний и постоянного обновления.

Художник, который когда-то нашел свой собственный язык выражения, который стал новым в искусстве, может творить всю жизнь в этом стиле, используя то, что когда-то нашел. Физик же Creativityдля того, чтобы сказать что-то свое новое, творческое, должен все время обновлять свои знания черезчужие открытия в этой области. Ниже, изображение мозга с выделенными областями (наиболее активными) при вербальном творчестве (эксперимент Бехтеревой со словами и творческим мышлением)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ЦЕНТР МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОЙ НЕЙРОНАУКИ
 

| ©2009 Н.М.Сланевская I